НСБ «Хранитель» Национальная безопасность Охранная деятельность Видеожурнал "ХРАНИТЕЛЬ"
 
 
 
 

12 ноября, 2007 | Девалвет Беатрис Жиблан

О ПОЛЬЗЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОГО ПЛАНИРОВАНИЯ (13457)

Определение геополитики

Сейчас уже никто не оспаривает важность геополитической пробле­матики. Более того, термин «геополити­ка» используется для характеристики со­вершенно различных феноменов. На­пряжение между Индией и Пакистаном или израильско-палестинское противо­стояние с очевидностью являются гео­политическими вопросами. Но также к геополитике относятся и внутренние проблемы одного государства,  разрушитель­ный терроризм в Алжире, Северной Ир­ландии, Испании, а также на Корсике − островном французском департаменте. Между тем открытое насилие не являет­ся необходимым признаком всех геопо­литических коллизий. Квалифициро­вать как геополитические стали даже определенные отношения между госу­дарством и регионами, между мегапо­лисами и их пригородами и даже, внут­ри общей эволюции, с некоторыми кварталами, после усиления социаль­ной и пространственной сегрегации.

Итак, смысл термина «геополити­ка» постепенно стал расширительно толковаться, применительно к сопер­ничающим политическим силам (включая территорию, отношения и соперничество между государст­венным аппаратом, оппозиционны­ми политическими силами, экономи­ческими и социальными группами) с различными интересами. Эти отношения и соперничество осуществля­ются на совершенно различных по масштабу территориях, очень широ­ких в случае межгосударственных столкновений или очень малых, если речь идет о квартале одного города, напряжение между этническими группами которого может привести к возмущению.

Таким образом, концепция гео­политики, разрабатываемая в систе­ме аспирантского образования уни­верситета Париж-8, отвечает следу­ющей дефиниции: изучение различ­ных типов соперничества сил на территориях. Они порождают, посредством распространения своих противоречивых представлений, по­литические гражданские дебаты при условии определенной свободы выражения. Новым является не со­перничество различных сил на тер­риториях − это существовало всегда, но факт того, что оно становится объ­ектом дискуссий граждан благодаря большей свободе слова. Вот почему прогресс демократии (accroissent le chamn) увеличивает поле геополити­ческих феноменов.

О представлениях

Я употребила термин «представ­ление», который можно опре­делить как конструирование более или менее логичных и когерентных идей. Использование этого термина может удивить, так как бытует мне­ние, что геополитические проблемы для обеспечения научности должны подтверждаться материальными данными более объективными, чем представления,−  способ, каким ак­торы1 представляют себе ситуацию.       представляют себе ситуацию.      

Но философы нам показали, что имеющееся знание о материальном факте, полагаемом объективным, суть также представление. Это оз­начает, что оно не неточно, но час­тично и может быть по разному интерпретировано различными на­блюдателями и, более того, даже научный прогресс рискует давать еще более точное знание (представление).

Кроме того, политические и со­циальные феномены гораздо более сложны и трудны для анализа, чем феномены, описываемые точными науками. С конца XIX века и до недавнего прошлого модель теорети­ческого осмысления социальных ре­алий была такова, что их разнооб­разие было детерминировано опре­деленным числом всеобщих причин, демонстрация очевидности которых позволяла структурировать види­мый беспорядок.

Это было время структурализма и марксизма, когда анализ экономических структур и отношений производства был при­оритетным. На самом деле речь шла также о представлениях. Понадо­бился крах коммунистической идео­логии, чтобы прийти к более праг­матичному анализу ситуаций и при­нять их огромное разнообразие, а также к признанию того, что они являются объектами противополож­ных представлений.

Методы анализа геополитических представлений

Для понимания геополитической ситуации необходим, таким обра­зом, анализ представлений каждой из  сил. Они суть функция выгоды, которую представляет спор­ная территория для каждой из них. Эта выгода может быть огромной в силу экономической ценности территории. Можно по-разному представлять сер­бо-албанский конфликт в Косове или сербо-хорватский в Боснии. Но каж­дый видит здесь потерю территории или волю ей завладеть, каждый может придать этой территории огромную символическую ценность, включая и тех, кого это непосредственно не ка­сается. Именно здесь находится функ­ция геополитического представления: взволновать группу для ее мобилиза­ции. Для этого в конструирование представления включается:

   временное измерение, в тече­ние которого территория обретает свои права и ценности. Каждая из на­стоящих партий выбирает определен­ный исторический эпизод, замалчи­вая другие: победа для одних есть по­ражение для других;

   пространственное измерение, поскольку именно в нем территория приобретает свой стратегический ха­рактер: высокий рельеф или контро­лируемую реку, территориальную це­лостность, нуждающуюся в сохране­нии или завоевании, союзные регио­ны или страны, на которых можно опереться, и проч.

Роль акторов

Структуралистская и марксистская идеология способствовали в свое время дискредитации роли акторов в истории и их более или менее непосредственной ответственности. Не стоит в качестве акторов рассматривать только выс­ших политических деятелей, однако они могут оказывать определяющее влияние на эволюцию геополитичес­ких ситуаций.

Известно, что вмешательство подобных лиц может ослож­нить или, наоборот, успокоить эти ситу­ации. Можно ли отрицать роль Манделы в Южной Африке, предложившего благодаря своим политическим навы­кам,  своему великодушию и государст­венному мышлению выход из апарте­ида без большого потрясения. Он сформировал позитивное представле­ние о Южной Африке − нация-радуга, разноцветная (la nation arc en ciel − c'est a' dire multicolore) и дисквалифи­цировал представление негативное, основанное на противопоставлении Черного государства Белым. Боль­шинство южноафриканцев стало оце­нивать себя благодаря распростране­нию этого представления в мире и бо­лее или менее согласовывать свои по­ступки с этим представлением, которое им дал Мандела о них самих.

Но что происходит сейчас? В противо­положность вспомним роль Милоше­вича в Боснии и Косове. В соответст­вии со своими политическими предпо­чтениями он еще более осложнил и без того напряженную ситуацию, обострил враждебность и злобу, сформировав и использовав представле­ние о Косове как о колыбели Сербии. Под этим предлогом Косово должно было оставаться в руках Сербов − неважно, какой ценой, включая войну и насильственную депортацию албан­цев. Как можно отрицать роль Горбачева в перестройке или роль Ельцина в разрушении СССР?

Однако круг акторов, воздейству­ющих на развитие геополитических ситуаций, не ограничивается только большими политиками. Так, политики меньшего масштаба могут использо­вать ситуацию напряженности или кратковременной слабости власти для утверждения себя в качестве лидера или осуществлять стратегию завоева­ния власти; экономические акторы, решающие, которого из политиков им поддерживать для обеспечения удов­летворения интересов их предприя­тий, для противодействия притоку зарубежной рабочей силы, для сохране­ния зарплаты или чтобы отомстить за себя, делая из кого-то козла отпуще­ния, обвиняя его, например, в умень­шении безопасности. Наконец, в на­ших очень демократичных обществах все вышедшие из мира ассоциаций акторы мобилизуются для защиты сво­их позиций: выступления против про­кладки автодорожных трасс, железнодорожных путей, строительства атом­ных станций или заводов по обогащению ядерного топлива и прочее...

Представление о центре и периферии

В России, так же как и во Франции, политическая столица, бесспор­но, рассматривается как центр, центр политической власти и власти эконо­мической. Однако представители Санкт-Петербурга, близкие к В.В. Пу­тину, представляют себе идею центра, отличную от идеи центра москвичей. А что в этом смысле существует в Ита­лии между Миланом и Римом, в Герма­нии, где Бер­лин вновь стал политической столи­цей?

Действительно, центр и перифе­рия суть упрощенное представление более сложных отношений или сопер­ничества политических сил. Обычно представление центра включает в се­бя идею власти, господства над терри­ториями, включая свою периферию, и идею богатства, более богатого су­ществования, чем в оставшейся час­ти, даже если это богатство обеспечи­вается благодаря отчислению доходов с периферии.

Периферия, наоборот, это то, что удалено от центра, подчиняется ему в политическом и экономическом пла­не, а также является более бедной, в представлении многих − из-за от­числения доходов центру.

Подобное представление стало очень распространенным, к примеру, во Франции после выхода в 1947 од­ной работы, известной по крайней мере благодаря своему названию − «Париж и французская пустыня». Так­же мы себе представляем, что французский регион своей привлекатель­ностью использует демографические силы провинции, что он концентриру­ет экономические богатства − дохо­ды в нем наиболее высоки по срав­нению с другими французскими реги­онами, что он пользуется выгодами от близости к политической власти, что выражается в культурных дости­жениях, более квалифицированной работе, наибольшей известности и проч.

Это представление не лишено ос­нований, но оно является частным и пристрастным. Например, основная часть продукта, производимого в Иль-де-Франс, распространяется в других французских регионах, и за 20 лет центр региона − Париж и его ближай­шие пригороды −  превратился в зону эмиграции, в частности в региональ­ные метрополии, где жизнь стала бо­лее привлекательной.

Кроме того, именно в этом наибо­лее богатом центре наиболее быстро растет число людей, находящихся за чертой бедности. Другими словами, в слывущем богатым центре также су­ществуют зоны огромной нищеты.

Существует ли идеальная модель государственного управления?

Не существует единой хорошей мо­дели управления, подходящей для любых ситуаций, поскольку каж­дый конкретный случай специфичен (car chaque cas est specifique).  Опреде­ленный тип отношений между центром и периферическими регионами может прекрасно соответствовать некото­рым государствам, но в других − про­воцировать напряжение.

Нужно вновь подчеркнуть очевид­ность смысловой нагрузки простран­ства, которое имеет не только физиче­ские территориальные характеристи­ки, но и едва уловимые следы своей долгой истории. Одновременно вос­приятие этого пространства различ­ными акторами или группами людей, принадлежащих к ней благодаря свое­му происхождению, варьируется в за­висимости оттого, что это пространст­во для них значит.

Вот почему изучение отношений между центром и периферией предпо­лагает учет многих факторов  − величи­ны государства, демографических осо­бенностей, степени конфликтов исто­рического становления, уровня куль­турной, языковой, религиозной и прочей однородности, природы политической системы (демократическая либо нет).

Федерализм или федерализмы?

Истоки   термина   «федерализм»: от латинского «феодус», «феодерис» − союз. Эта политическая система имеет своих сторонников и противников. Для первых она представляет со­бой преимущества более гибкого, бо­лее демократичного, более приспособленного к региональным особен­ностям, чем унитарное централизо­ванное государство, бытия.

Вторые, наоборот, видят здесь риск взрыва государства в более или менее отдаленной перспективе, вследствие стремления некоторых субъектов фе­дерации лояльностью освободится от власти федерального государства.

Это может произойти, если регио­нальный партикуляризм основан на бо­лее сильных национальных чувствах, чем федеральное государство: напри­мер, Квебек в Канаде, Фландрия в Бель­гии, Страна Басков в Испании, Прибал­тийские республики в бывшем СССР

Не существует единственной мо­дели федерализма, но есть его раз­личные модели. Особенности этих моделей зависят от государства, в ко­тором они применяются, и от полити­ческого контекста, в рамках которого они устанавливались.

Федерализм может существовать:

   с момента основания государ­ства,   являясь   конструктивным (пример США);

   как   продолжение   слабокон­фликтной долгой истории − пример Швейцарии;

   будучи установленным в исклю­чительных политических условиях − пример ФРГ, где после Второй миро­вой войны союзниками было навяза­но федеральное устроение с целью устранения опасности воссоздания новой немецкой империи с централи­зованной политической системой;

   будучи установленным посред­ством успешных шагов как ответ на сепаратистские требования − приме­ры Бельгии и Испании.

Нужно ли видеть в установлении федерализма окончание напряженно­сти между центром и периферией или между регионами? Действительно, ни в чем нельзя быть абсолютно уверенным, если речь идет о государствах, где регионы отме­чены культурными различиями (язык, религия, образ жизни), и тем более,  ес­ли их присоединение к государству было болезненным (военное завоева­ние, длительное ожесточенное сопро­тивление).

На деле успех или провал федераль­ных систем связан с интенсивностью национального чувства в федеральных мас­штабах. Если оно сильно, как в США или Швейцарии, субъекты федерации или кантоны могут пользоваться боль­шой автономией власти без риска ослаб­ления федерального государства.

Наобо­рот, в Канаде федерализм не отменяет стремления к независимости почти поло­вины квебекцев. Так же как в Испании, ставшей федеральным государством, очень большая автономия страны басков недостаточна для уничтожения террориз­ма движения за независимость.

Установление федерализма долж­но сопровождаться осознанием силы национального единства в масшта­бах федерального государства.

Наконец, федерализм не снимает внутренней напряженности между субъ­ектами федерации. Здесь могут разво­рачиваться сильные внутренние бата­лии за завоевание власти. Автономисты могут иногда оказаться выбитыми более радикальными, чем их собственное, движениями, проповедующими незави­симость, суверенитет и отбрасывающи­ми автономию как недостаточную.

Подготовил к печати  Владимир Давыдов.



1 Акторы (от − актеры), то есть субъекты международной деятельности.


Комментарии

Написать комментарий

Ваше имя:

Текст комментария
Подтвердите код, изображенный на рисунке

Наши партнеры

 
 
 
 

Полезные ссылки

Корпоративная безопасность

Аутсорсинг безопасности

  

Консалтинг безопасности 

Работа в СБ

Проверки на полиграфе

Работа телохранителя  

Проверка контрагентов

Юридический консалтинг

Возврат долгов

Судебная защита Сопровождение сделок
Судебные экспертизы Внесудебные экспертизы Реестр ЧОО НСБ Третейский суд
Системы безопасности Системы контроля доступа Видеонаблюдение Системы охранной сигнализации
Адвокаты Москвы Адвокат по гражданским делам Лучший адвокат Решение вопросов

 


Продолжается работа НСОПБ по формированию федерального Комитета по оценке компетентности организаций ...
Роскомнадзор продолжает мониторить просторы рунета и блокировать ресурсы, которые нарушают действующ ...
В Большом кинозале Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе состоялся Форум ...
22 ноября в пресс-центре медиа-холдинга РБК прошла организованная Гильдией негосударственных структу ...
21 ноября 2018 в Москве дан старт инвестиционной неделе ОАЭ. Инвестиционной Форум Абу-Даби – Москва ...
Решения по вопросам ценообразования и конкуренции на рынке охранных услуг предложат эксперты в ОП РФ ...
22 ноября состоялась конференция «Умный город – безопасный город», организованная МТПП совместно с Р ...
Дни Арктики в Москве
Арктический Форум “Дни Арктики в Москве” – мероприятие с традициями, проводитс ...
Мнение эксперта
Владимир Платонов МТПП
"За последние годы в Москве произошли качественные сдвиги ...
15 ноября 2018 года в рамках IV Форума Комплексной Безопасности «Безопасность. Крым-2018» в ГК "Ялта ...

Авторизация

Логин:   Пароль:    
   
  Забыли пароль? | Регистрация    
[x]
        Rambler's Top100